Monitoring.kg Russian English Kyrgyz
Home Site MapFeedback
Кыргызская Республика, 720001
Бишкек, ул. Шота Руставели, д. 48, 10
Тел./Факс: +996 (312) 56-34-63
E-mail: journalist.kg@gmail.com
ИНФОРМАЦИЯ МАСС-МЕДИА ПРАВО И СМИ ССЫЛКИ ПРОЧЕЕ
Среда, 17 Января, 2018 г. НОВОСТИ ОФИЦИАЛЬНО

СМИ КЫРГЫЗСТАНА
Печатные
Электронные
Медиа-организации
БЮЛЛЕТЕНИ
Мониторинг состояния сети Интернет в Кыргызской Республике
Мониторинг средств массовой информации Кыргызской Республики
ВЫБОРЫ-2007
Политический экстремизм, терроризм и СМИ в Центральной Азии
Выборы 2007 - Итоговый отчет
Тревожные сигналы
Мониторинг Президентских выборов - 2009
Мониторинг Президентских Выборов - 2011
БИБЛИОТЕКА
Специальная литература для журналистов и медиа-организаций
НАШИ ПАРТНЕРЫ
Международный фонд защиты свободы слова "Адил Соз" (Алматы)
Проект "Защита демократических прнципов свободы слова в Центральной Азии"
Международная Ассоциация по защите свободы слова (IFEX)
Центр экстремальной журналистики (Москва)
КОНКУРС КАРИКАТУР
Карикатуры 2008
Карикатуры 2009
Международный Фонд защиты свободы слова "Адил соз"
Международная организация по защите свободы слова
Институт медиа представителя
Центр информационного права
 
     Директору ОсОО ТРК «Ош-ТВ» 
     г-ну Худайбердиеву Х.Т. 
     от монтажера Мухитдинова Ш. 
 


РАПОРТ

     Довожу до вашего сведения, что 8.08.02 г., будучи на трансляции примерно в 17.40 часов постучались в верхнюю студию три человека: 1. Мужчина лет 35-40 лет, в белой рубашке в клетку, черных брюках. 2. Мужчина 35-40 лет, в светлой рубашке, черных брюках. Оба на вид солидные люди. 3. Парень 20-23 лет, в спортивном костюме, в не трезвом состоянии.
     Открыв дверь, я спросил, что им надо. Первый мужчина шагнув в коридор студии, спросил, здесь ли находится «ОшТВ», я ответил утвердительно. Он спросил, где директор или его заместитель. Я ответил что уже рабочий день закончился и все ушли домой, чтобы они пришли завтра в контору. На мой ответ они грубо сказали: «Давай, сейчас же найди их и выключай трансляцию, мы подождём в студии, а ты иди!» Я сказал, что не имею права выключать эфир и спросил почему, второй мужчина, который все это время молчал, грубо сказал: «Тебе сказали выключай, значит выключай, твоё «ОшТВ» кроме узбеков никто не смотрит, у вас кроме узбекских кассет больше ничего нет, вы плохо работаете, иди зови директора» Я сказал, что сейчас позвоню и направился в комнату, но увидел, что они хотят зайти. На мою просьбу выйти, второй мужчина грубо сказал: «Эй ты, давай звони, мы сами знаем куда нам можно, а куда нельзя. Первый мужчина начал ругаться, бормотать что-то на кыргызском языке.
     Мне пришлось вернуться в прихожую и снова попросить их выйти. После 10-ти минутного спора они вышли со мной на площадку. Я, закрыв дверь студии, побежал в отдел охраны и сообщил дежурному что такие-то люди пытаются проникнуть в студию. В это время эти трое мужчин начали быстрыми шагами уходить в сторону кинотеатра «Киргизия», и казалось, что тот парень в спортивном костюме как бы тянул их чтобы те шли быстрее. Дежурный отдела охраны сказал, чтобы я позвонил, если они снова придут. Потом я же вернулся в студию и сообщил своему начальству о произошедшем.
     Они не показали никаких документов, и к тому же сразу ушли, как только увидели что я пошел в отдел охраны. Двое из них были трезвыми, кроме парня, который все время молчал. Никого из их них я не знаю и никогда раньше их не видел. Возможно, они не местные, т.е. не из г. Ош. В ночь с 8.08.02 на 9.08.02 происшествий не было. 
 

     Мухитдинов Ш.
     9.08.02 г.

Пятница, 09 Августа, 2002 г.


 
«СМИ КЫРГЫЗСТАНА: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ» 
(выступление на Круглом столе-3 в государственной резиденции) 

Кубан МАМБЕТАЛИЕВ, Председатель правления ОО "Журналисты" 

     СМИ республики продолжают оставаться в том же состоянии, в котором они были до и после трагических событий в Аксыйском районе в марте 2002 года. Сущность этого состояния точно охарактеризовал новый премьер-министр господин Танаев Н.Т. Это состояние информационной войны. Сражение идет с переменным успехом. Журналисты разделены на два лагеря – «наши-ваши», «красные-белые», «правительственные-неправительственные». Первые освещают позитив, вторые негатив. В итоге общество получает полную картину сражения. Иного просто не может быть в той стране, где глава государства назначает указом редакторов правительственных газет и руководителя государственной телерадиокорпорации. И снимают их тоже указом президента. Естественно, что они полностью зависят от воли правителя. Естественно, что коллективы этих СМИ полностью зависят от воли своих зависимых руководителей. Моральная форма их текущего существования по сути не отличается от социалистической формы, потому что они работают как пропагандист и агитатор местной и центральной власти. Но по материальному содержанию они далеки от социалистических времен, так как уже в течение всего суверенного десятилетия стабильно находятся на стадии преодоления бедности.
     Если сравнить эти правительственные СМИ в региональном срезе, то стратегия их деятельности универсальна, но подходы местных правителей индивидуальны. Если губернатор Жалал-Абадской области дает журналистам некоторые транспортные льготы и находит дополнительные дотации, то это совсем не типичное явление, а исключение, продиктованное политической ситуацией взрывоопасного региона. В Таласе, к примеру, иначе. В районных газетах месяцами не получают зарплату. Областная газета никак не может погасить крупный долг перед типографией. В это время губернатор области награждает крупной премией республиканскую газету, в которой публиковались хвалебные статьи. Премия идет, естественно, не за счет собственных средств губернатора. Наши местные правители очень четко отделяют собственную шерсть от государственной. 
     Что же делать при такой раскладке? Раскрепостить СМИ от государственной узды. Пусть акционируются и сами решают свою судьбу. Если обанкротятся, то свято место пустым не останется, рынок их отрегулирует. На плаву останутся сильные и умные, которым не нужна убогая опека власти. Неправительственные наши СМИ выживают ведь все эти годы самостоятельно. Все эти годы они просят от властей только того, чтобы эти власти не терзали их бесконечными исками на миллионные суммы. На днях газета «Кыргыз Руху» получила иск от начальника финансовой полиции – за критическую статью в его адрес. Продолжается систематически и физическое давление. У корреспондента радио «Азаттык» в Таш-Кумыре местные милиционеры отобрали диктофон и посадили в камеру. Его потом освободили прибывшие на место областные милиционеры, но диктофон ему вернули не сразу, а только в Жалал-Абаде. Его намеренно лишили орудия труда. Диктофон не табельное оружие, из него не стреляют, а освещают события, в том числе и кровавые. 
     Монополии на журналистcкую работу у нас нет, но она есть в издательской сфере. Газеты печатаются в типографии «Эркин-Тоо» (здесь цены ниже и качество ниже) или в концерне «Учкун» (здесь цены выше и качество выше). Другого выбора нет. Эти типографии государственные, их директора назначаются и снимаются верховной властью. Такой порядок есть явный перекос. Если есть правительственные и неправительственные СМИ, то должны быть точно так же и правительственные и неправительственные типографии. Чтобы устранить пробел сейчас начат процесс создания неправительственной типографии на грант от США. Это дело поручено международной американской организации «Фридом Хаус» («Дом Свободы»). Представитель этой организации уже прибыл в Бишкек и занят поиском места для типографии и подбором местных кадров. Нашим монополистам такой поворот событий совсем не нравится, потому они и предприняли активные шаги по дискредитации инициативы. В правительственных СМИ пошла волна публикаций против самой идеи такой типографии, которая, мол принесет урон национальным интересам. Аргументация в этом направлении весьма убогая. Какой такой урон она принесет, спрашивается? Разве эта типография будет печатать листовки партии «Хизбут-Тахрир»? Или может она будет уклоняться от уплаты налогов в казну нашего государства? 
     Естественно, неправительственные газеты уйдут из госконцерна «Учкун», который через это потеряет существенную часть дохода. Но это проблемы не государства, а монополиста. Пусть он восполняет свои потери через повышение тиража правительственных газет и увеличение количественного поголовья таких газет. Ведь в рекомендациях по итогам прошлого «Круглого стола-2» записали именно это – увеличить тираж за счет массовой подписки на правительственную прессу. Вот и увеличивайте, вот и внедряйте в жизнь «круглые решения круглого стола». А неправительственная пресса будет печататься в неправительственной типографии. Это естественно, как и то, что препятствий и саботажа здесь будет предостаточно. Будут делать все мыслимое и немыслимое, чтобы заблокировать работу этой типографии. Но надо преодолеть все это стойко и мужественно. Надо довести начатое дело до конца во что бы то ни стало. Внедрение такой типографии станет для нашей республики весомым шагом вперед. Для соседних республик станет весомым наглядным примером для обмена опытом. 
     Мы же все во главе с нашей президентской властью и при наличии нашей антипрезидентской оппозиции шагаем вперед. И от реалий общественно-политической жизни никуда не денемся. Наш смелый правозащитник Турсунбек Акунов здесь озвучил непосредственно перед нашим президентом то, что ежедневно звучит по радио «Азаттык» и публикуется на страницах наших независимых газет, озвучил то, что требуют пикетчики. Не надо бояться горькой правды, в любом случае она лучше и полезнее сладкой лжи. Не надо обвинять в политических грехах СМИ. Это же всего лишь зеркало политики. Если мы все – структуры власти во главе с Аскаром Акаевым и политические силы во главе с Топчубеком Тургуналиевым – криво сидим перед этим зеркалом, то это наши проблемы. Это проблемы не зеркала, а того, кто сидит или стоит перед ним. И проблема совсем не в качестве этого зеркала. Никакое суперкачественное зеркало не выпрямит кривизну отражаемого объекта или субъекта. Эту суть человечество постигло давным давно, она просто сформулирована в классической фразе - «нечего на зеркало пенять…». 
 

     26 июля 2002 г.

Пятница, 26 Июля, 2002 г.


 
РЕЗОЛЮЦИЯ
участников I Форума лидеров Кыргызстана

     Мы, участники Форума, считаем, что в стране сложилась кризисная ситуация. Общество и государство нуждаются в социальной, экономической и политической реконструкции.
     Форум призван ввести в практику сбалансированный диалог между властью и обществом. Он должен стать постоянно действующим институтом для обмена мнениями и выработки рекомендаций по достижению стабилизации в стране.
     Форум позволил сообща взглянуть на тревожащие всех проблемы.
     Исполнительная власть приняла недостаточно активное участие в обсуждении политической ситуации и поиска путей выхода из кризиса.
     Рекомендации, озвученные участниками Форума, будут доведены до президента Кыргызской Республики, Жогорку Кенеша, Правительства, Народного Курултая, Политических партий, НПО и СМИ.
     Обращаемся к гражданам Кыргызстана с предложением принять активное участие в обсуждении вопросов, поднятых на Форуме:
     - Политическая ситуация и государственное устройство; 
     - Гражданское общество и права человека; 
     - Экономика государства; 
     - Угрозы безопасности Кыргызстана; 
     - Демократия, политические партии и средства массовой информации. 
     Еще есть время для принятия разумных решений.
     Призываем всех воспользоваться представившейся возможностью влиять на публичную политику.
     Предложения направлять в инициативную группу ФЛК по электронному адресу: forum@totel.kg Тел: (312) 600-342 
 

     Принято 13 июля 2002 года,
     г. Бишкек

Понедельник, 15 Июля, 2002 г.


 
ЯВКА С ПОВИННОЙ

     Я, Чинара Жакыпова, в связи с публикацией в правительственной газете «Эркин Тоо» 7 июня 2002 года очередных обвинений в мой адрес, хочу сделать чистосердечное признание по некоторым эпизодам своей жизни. 
     Эпизод первый. Акежан Магжанович Кажегельдин. Признаюсь, что с лидером казахской оппозиции в изгнании я действительно знакома и состою с ним в дружеской переписке. Всего он написал мне три письма, в которых речь не шла о судьбоносных проблемах Кыргызстана или Казахстана. Как я поняла, эти письма стали достоянием спецслужб, и они могут подтвердить мои слова...
     Распространялись слухи о том, что Кажегельдин якобы побывал инкогнито в Бишкеке и посетил мой офис. Хочу уверить казахские и кыргызские спецслужбы, что, к сожалению, в Бишкеке он не был. Поскольку Кажегельдин очень похож на кыргыза, то я допускаю, что его спутали с депутатами Законодательного собрания Жогорку Кенеша, а может и с журналистами, которые часто бывают на наших «круглых столах» и конференциях.
     Дополнительно хочу сообщить, что нахожусь в дружеских отношениях также с казахским профессором Нурбулатом Масановым (разговариваю с ним по телефону), которого считаю лучшим аналитиком в Центральной Азии. Особенно высоко ценю известных казахстанских правозащитников Евгения Жовтиса (веду с ним переписку, разговариваю с ним по телефону, встречаюсь на правозащитных конференциях) и Сергея Дуванова (переписка, разговор по телефону, конференции), которые также являются моими друзьями. Я довольно часто бывала в Алматы, где встречалась с журналистами и правозащитниками Казахстана и Центральной Азии, пока в феврале этого года меня не ограбили посреди белого дня на одной из алматинских улиц и я не лишилась всех своих документов. Я решила, что мне легче списать это ограбление на дикую случайность.
     Прошу принять во внимание и тот факт, что я также лично знакома с тремя английскими лордами, двумя американскими сенаторами, двумя российскими депутатами, одним африканским принцем, десятью английскими журналистами, одним арабским шейхом, одним вьетнамским космонавтом, влиятельным палестинским чиновником, израильским генералом, а также главой центральноазиатского департамента Европейского союза Корнелиусом Виттебрудом. Этот список можно было бы продолжить, но я не хочу утомлять читателя.
     Поскольку я занимаюсь международной журналистикой, то со всеми этими людьми я общалась совершенно легально, и никаких заговоров против кыргызского руководства не готовила. Родину не продаю, государственными тайнами не обладаю и политическим экстремизмом не занимаюсь.
     Эпизод второй. Осмонакун Ибраимович Ибраимов. В течение 10 лет этот чиновник лично занимался травлей моей персоны в правительственных СМИ, обвиняя меня в мыслимых и немыслимых преступлениях. Пока это было моей частной проблемой, я не обращала никакого внимания на пасквили, считая, что судиться с ним ниже моего достоинства. Хотя обвинения в мой адрес были всегда более чем экзотическими.
     Но теперь этот чиновник в ранге госсекретаря развязал информационную войну против аксыйцев, оппозиции, журналистов, неправительственных организаций и интеллигенции. «Интеллектуальные извращения» главного идеолога могут быть чреваты для изможденной страны. Для многих уже стало очевидным, что с таким госсеком Акаева ждут еще более тревожные времена и новые фронты, которые его помощник успешно открывает каждый день.
     Не стану отрицать, что в течение последних лет «товарищ» Ибраимов предпринимал несколько попыток встретиться со мной и о чем-то поговорить. Мой отказ всегда звучал кратко, но категорично: «Спасибо. Никогда. Ни за что».
     Эпизод третий. Аскар Акаевич Акаев. В правительственной прессе все время приводятся слова президента, сказанные 9 (!!!) лет назад в мой адрес. Президент Акаев после моей добровольной отставки с поста министра народного образования в 1993 году на одной из пресс-конференций сказал следующее: «Она не смогла вынести и оценить упавшего на нее счастья» – приблизительно так переводится старинная кыргызская пословица.
     Прошло более десяти лет, когда нелегкая занесла меня в правительство, уже сменилось 9 кабинетов министров, а пословица жива!!! В прошлом году один правительственный чиновник обвинил меня в том, что «русские не выучили кыргызский язык, а в школах нет мела и указок», и все из-за того, что я когда-то год с небольшим была министром народного образования…
     А я-то, наивная, думала, что за 10 лет можно было забыть не только мое имя и отставку, но и помиловать и освободить из заключения какого-нибудь закоренелого рецидивиста, осужденного по статье 108, часть 2…
     За прошедшие годы я многому научилась. Из самых последних своих достижений хочу похвалиться тем, что выращиваю красивые турецкие гвоздики, лаванду, астры и клубнику. В субботу и воскресенье я рисую картины, вечером поливаю огород и занимаюсь дизайном старого саманного дома. Вы будете смеяться, но несколько моих картин находятся в частных коллекциях, а одна даже висит в провинциальном музее. Мечтаю о создании собственной галереи. Словом, в душе у меня полный баланс, и я больше не хочу, чтобы на меня «свалилось счастье, которое я не смогу вынести и оценить»…
     Но когда тебя обвиняют в том, что ты подпольно руководишь оппозицией и готовишься к захвату власти, как-то вмиг забываешь про полив огорода, саманный домик и компост, и поневоле начинаешь смотреть КТР, досконально читать правительственную прессу и озираться на портреты Аскара Акаевича, которые строго и справедливо взирают на нас с огромных щитов на пересечениях основных магистралей Бишкека…
     Когда я вчера случайно подняла глаза и наткнулась в очередной раз на строгий и справедливый взгляд президента, то поняла, за что на меня набросилась правительственная газета (как я не догадалась раньше!). Мы освещали аксыйские события, назвав происходящее политическим кризисом. А как надо было это назвать, Аскар Акаевич?
     В последних строках своего признания хочу отметить особо отягчающие обстоятельства: я упрямая, отрекаться от друзей, идей и принципов не стану, на новые нападки отвечу адекватно, поскольку терять нечего (бизнеса, амбиций и машины, к сожалению, нет). 
     Апелляция. В качестве адвокатов я хотела бы попросить выступить всех тех, кто знает мою работу на постах министра народного образования, редактора газеты «Политика», руководителя Фонда «Сорос-Кыргызстан», а также журналиста. Я обращаюсь к общественности Кыргызстана – юга страны и севера, к учителям и родителям пилотных школ, к врачам, библиотекарям, воспитателям детских садиков, писателям, поэтам, журналистам, преподавателям вузов, студентам с просьбой помочь лидерам гражданского общества и СМИ противостоять политическим нападкам и репрессиям, которым они постоянно подвергаются в последнее время. Свои письма и предложения с указанием обратного адреса вы можете посылать по следующему адресу: Бишкек, 720011, Советская, 175 а, четвертый этаж, Чинаре Жакыповой.
     Будьте уверены: я отвечу каждому из вас, и мы обязательно вместе найдем мирные пути для разрешения конфликта и обустройства Кыргызстана.
 

     С наилучшими пожеланиями, 
     ваша Чинара Жакыпова 

     Чинара Жакыпова, региональный директор Института по освещению войны и мира (головной офис находится в Лондоне). IWPR имеет 1 миллион читателей в США, Великобритании и других западных странах. IWPR готовит еженедельные репортажи из горячих точек планеты для западных читателей на английском языке, а также занимается правозащитной деятельностью. IWPR подробно освещает все значимые события в политической жизни Кыргызстана и готовит книгу «Дневник аксыйских событий». Согласно стандартам IWPR, слово предоставляется обеим сторонам конфликта.

Понедельник, 10 Июня, 2002 г.


 
     Спикеру
     Законодательного Собрания
     Жогорку Кенеша Кыргызской Республики
     Абдыганы Эркебаеву
     Общественности
     Кыргызской Республики 

     Представителям СМИ 

     Копия: дипломатическому корпусу, 
     аккредитованному в Кыргызской Республике 
     и международным правозащитным организациям

ОБРАЩЕНИЕ

     Мы глубоко обеспокоены складывающейся политической ситуацией в Кыргызстане, неспособностью власти к цивилизованному диалогу с представителями гражданского общества по выходу из политического кризиса.
     Буквально вчера в Администрации президента прошла первая после трагических событий в Аксы встреча рабочей группы по проведению национального диалога в формате защиты прав и свобод граждан Кыргызстана.
     Для достижения согласия в стране правозащитниками и активистами гражданского общества были инициированы ряд мероприятий и приложено много усилий для преодоления продолжительного противостояния власти и гражданского общества.
     Однако власть вновь начала широкомасштабную информационную войну против правозащитников и активистов гражданского общества Кыргызстана. Этому свидетельствуют публикации в правительственной газете «Эркин Тоо» за 5 и 7 июня 2002 года, в которых правозащитники, журналисты и лидеры НПО обвиняются в политическом экстремизме и посягательстве на конституционный строй Кыргызстана. Ответственность за аксыйскую трагедию возложена на них. Данные публикации также свидетельствуют о том, что спецслужбы осуществляют неусыпный надзор за их деятельностью.
     Мы просим Парламент Кыргызской Республики во избежание нарастания конфронтации между властью и гражданским обществом рассмотреть данный вопрос на заседании соответствующих комитетов Законодательного собрания Жогорку Кенеша и дать соответствующую оценку.
     Мы намерены также обратиться к общественности Кыргызстана и международным организациям для начала широкомасштабной кампании по защите прав правозащитников и представителей гражданского общества.
     С уважением, 
 

     Чинара Жакыпова, 
     Толекан Исмаилова
     7 июня 2002 года

Пятница, 07 Июня, 2002 г.


 
ОТЧЕТ РЕГИОНАЛЬНОГО ПРАВОЗАЩИТНИКА

     Качкын Булатов - координатор Кыргызского комитета по правам человека по Нарынской области, отбыв незаконный административный арест сроком на 15 суток (ст. 364 Административного Кодекса КР), делится своими впечатлениями:
     20 мая 2002 года в 9 часов утра была предпринята беспрецедентная акция погрома в моем офисе (филиал ККПЧ), который находится в с.Кочкор, Нарынской области. Толпа обезумевших людей в количестве около 150 человек, среди которых были сторонники, родственники акима и главы айыл окмоту, торговцы а так же подставные лица, хорошо проинструктированные акимом района Т.Айтбаевым, зам.начальником УВД Нарынской области Молдоисаевым Н., начальником милиции Шерматовым Ш., прокурором района Омуралиевым А., и главой айыл окмоту Жумакадыровым Э. при поддержке судьи Кочкорского района Кыдырова, ворвавшись в мой офис, стали угрожать и требовать закрытия офиса, а мне самому немедленно убраться из Кочкорки, иначе они учинят самосуд, закидают меня камнями, устроив так называемый ташбаран (с кырг. - закидать камнями до смерти).
     Я пытался спокойно все обсудить и переговорить, сказал, что я не имею права закрывать Комитет по правам человека, так как этот комитет входит в состав международных организаций. Но они не стали даже слушать и начали громить офис: порвали все бумаги, документы, плакаты, разбили мебель, порвали и выбросили на улицу подшивки газет «Республика» и «Агым». В общем, за 10 минут мой офис практически перестал существовать. Закончив с офисом, принялись и за меня. Какие только не были оскорбительные слова в мой адрес. Угрожали и требовали, чтобы я немедленно оставил свою работу и убрался из родного села. Все происходящее снималось на видео, которое, как позже мне стало известно, принадлежало сотрудникам УВД Нарынской области.
     Примерно через полчаса в 9.30 подошел Байтекеров Кемел, сотрудник моего офиса. Увидев его, один из погромщиков кинулся на него и стал избивать его, а другие ему тоже помогали. Я не смог помочь моему помощнику, потому что нас обоих растерзала бы озверевшая толпа и пролилась бы кровь. Я лишь молил Бога о помощи остановить озверевших людей. После, нас обоих потащили в прокуратуру. Прокурор Омуралиев А. не стал слушать о случившемся погроме моего офиса. Он был на стороне толпы и даже поддержал их, приведя один пример: «Был один человек из Намангана, он был такой же как и ты - выскочка, люди привязали его к дереву и обливали водой, и тебя, Булатов, ждет такая же участь».
     В это время среди толпы вышел участник-инвалид и дал следующее интервью, которое снималось на видео. Он сказал: «Род Булатовых опозорил нас, Булатовы являются анархистами, их расстреливали при Сталине, и его отца тоже следовало бы расстрелять, так как он являлся преступником». Тем самым этот человек нарушил Основной Закон КР - Конституцию, закрепляющий достоинство человека, как источника всех прав и свобод, затронул честь и достоинство человека, нашедшего свой покой 40 лет назад. С возмущением я сказал прокурору: «Как он может допустить такое, ведь на его глазах нарушается Конституция и права человека». Прокурор проигнорировал мои слова и дал своим подчиненным знак, после чего толпа погромщиков снова схватила меня и на машине повезли в РОВД. Все происходящее контролировалось работниками УВД и РОВД.
     Когда меня и вместе со мной троих сотрудников арестовали, я не понимал что происходит. Через 2 часа, после того, как меня доставили в РОВД, ко мне зашел начальник милиции Шерматов Ш. и приказал написать объяснительную. Я написал объяснительную и заявление о погроме в моем офисе. Прочитав мои объяснительную и заявление, начальник милиции порвал все и велел своим сотрудникам выйти. После этого, с угрозой в голосе закричал: «Пиши, я сказал, иначе я тебя сделаю калекой». Когда я отказался выполнить это указание, начальник милиции, как и обещал, применил силу, стал избивать меня, нанося удары в область живота и печени, ругался, что выбьет из меня желчный пузырь. Так продолжалось некоторое время, пока Шерматова не вызвали. Меня повезли в суд для вынесения Постановления. Я просил суд, чтобы он принял мое заявление о чинимом произволе, и допустить ко мне моего защитника, а также, что против меня начальником милиции Шерматовым применено физическое насилие. Судья не стал даже слушать меня и начал судебное заседание. Судья, выслушав только заинтересованных недоброжелателей «свидетелей» - подхалимов, вынес приговор - административный арест сроком на 15 суток, совершенно проигнорировав мой протест. Тем самым судья Кочкорского района доказал, что и он выполняет политической заказ власти.
     После я подвергся жестоким пыткам, побоям и издевательствам начальника милиции Шерматова Ш. и зам.начальника УВД Нарынской области Молдоисаева . Они каждый день избивали и унижали меня, запугивая и угрожая, говоря, что у них большие связи с криминалом и с его помощью они сотрут с лица земли весь род Булатовых. Кроме того, они заявили, что собрали все данные на Булатовых и на всех них будут организованы гонения, преследования, что всех их ждет тюрьма. Также выдвигались все новые и новые варианты угроз - они угрожали, что на меня уже готово новое уголовное дело. Угрожали, что после ареста на 15 суток, я попаду в тюрьму. Все эти дни я не услышал из их уст ничего хорошего, кроме грязных слов, которые унизили мою честь и растоптали мое достоинство.
     Через 5 дней заместитель начальника УВД Молдоисаев велел мне закрыть офис и дать ему обещание работать на угольном разрезе Кара-Кече в обществе с ограниченной ответственностью «Эр Айдоочу». Он сказал, что сделает и подготовит все необходимые документы, после чего меня вывезли в поселок Чаек для встречи с акимом Джумгальского района Акиевым Э.А. Вечером 25 мая нас встретили в Джумгальском РОВД начальник милиции Токобаев и несколько его сотрудников. Повезли в сауну, угощали пловом и даже предложили девочек. Это был своего рода подкуп. Я естественно отказался и лишь попросил, чтобы мне разрешили отдохнуть. На развлечения была выделена отдельная комната в гостинице, несмотря на то, что я находился под арестом. Утром 26 мая меня повезли в акимиат к акиму Джумгальского района Акиеву Э. Начальник милиции Токбаев и Молдоисаев зашли к акиму и долго беседовали. Я не знал об их замыслах. Через некоторое время вышел Токбаев и сообщил мне, что аким согласен подписать постановление о выделении участка ОсОО «Эр Айдоочу», но я должен попросить у него извинение. Я все время думал и подозревал, что мои допросы записываются на диктофон, как я и предполагал, мои предположения оправдались. Я зашел к акиму. Аким начал мне рассказывать о своих трудовых подвигах, после чего подписал постановление о выделении мне земли. Я поблагодарил его, но не стал просить у него извинения, так как я не причинял ему никакого вреда.
     Когда мы вышли из акимиата, два моих конвоира обругав меня, за то, что я поступил бесчеловечно и не попросил у акима извинения. Затем мы поехали в село Каирма. После, проезжая по с. Дыйкан, зам. началльника УВД Молдоисаев попросил своего водителя остановиться у дома рэкетира по кличке «Капар». Я, не поняв, спросил его, зачем мне все это, однако Молдоисаев сказал, что отныне я буду работать с криминалом и таким образом буду делать деньги. «Капара» не оказалось дома, тогда Молдоисаев сказал, что есть еще другая бригада. Он зашел в один из домов и спустя некоторое время завел меня. Мы оказались в доме, где был мужчина по имни Койчу - киллер, и что он пригодиться для ликвидации твоего председателя ККПЧ Дырылдаева Р. Услышав такое у меня мурашки пошли по телу, а что если зам. начальник УВД сам занимается криминалом и у него связь с преступными группами. И при этом решает судьбы людей. Если Койчу действительно находится в розыске, то тогда наша власть превратилась в двойной стандарт: «власть» и «коррупция бандитизма».
     Мне стало невыносимо слушать речь полковника, в которой звучало очень много нецензурных выражений, я не хотел с ними даже разговаривать. Он обещал, что МНБ изменит режим содержания, и что в оставшийся срок меня будут отпускать по вечерам домой. Но этого не случилось. Меня держали в самой худшей и ужасной камере. В камере было очень холодно, сыро и темно. Пробивал ветер отовсюду из-за щелей в стенах, даже некуда было сесть и лечь, пришлось спать на холодном и сыром бетонном полу. Сам ИВС находится в ужасном состоянии, в туалете нет мест для оправления естественных нужд, так как все заполнено отходами, чтобы пойти в туалет сидевшие вынуждены пройти через всю эту грязь, в результате они вместе с ними попадают в камеру. Не обеспечены питьевой водой, на сутки отпускается одно ведро воды на 13 человек, а для меня подача воды была вообще ограничена. Тринадцать суток я не умывался, было запрещено иметь при себе туалетные принадлежности. Питался я на полу. Через 13 суток от ужасных и бесчеловечных условий у меня поднялась температура до 39 градусов. 4 дня мне отказывали в медицинской помощи, и только на пятый день, когда я заявил, что если они не окажут медицинскую помощь, то напишу записку и повешусь, и только после этого они разрешили меня госпитализировать.
     5 мая я приехал в город Бишкек, состояние моего здоровья плохое, не могу ходить, беспокоит постоянное головокружение, появились новые очаги трофических язв, плохой и ненормальный сон. Моя семья находится в страхе, сын боится выезжать в рейсы. Начальник милиции обещал, что везде нас достанет и будет преследовать, что мы будем у него «под контролем». Он, хвастаясь, мне говорил, что вот готово уже новое уголовное дело на меня, и третье тоже подготовят, так как они стоят у власти, что я всего лишь жалкое ничтожество со своими правами человека, и чтобы он больше не видел меня в Нарынской области. Он заставлял писать меня объяснительную, что я не имею претензии к работникам милиции, больше не вернусь к правозащитной деятельности, не буду давать интервью журналистам.

Четверг, 06 Июня, 2002 г.


 
КОМИТЕТ ПО ЗАЩИТЕ ЖУРНАЛИСТОВ НАЗЫВАЕТ САМЫЕ ОПАСНЫЕ МЕСТА ДЛЯ РАБОТЫ ПРЕССЫ 

     Западный берег реки Иордан, Колумбия и Афганистан входят в число самых опасных и трудных мест в мире для работы журналистов и репортеров, говорится в докладе, опубликованном Комитетом по защите журналистов (КЗЖ). Публикацией этого доклада комитет, являющийся организацией по защите прав и свобод работников прессы, отметил Всемирный день свободы прессы 3 мая. Всемирный день свободы прессы был установлен в 1993 году Генеральной Ассамблеей ООН в целях поддержки и утверждения принципов свободной прессы. 
     В составленном КЗЖ списке фигурирует 10 стран, говорится в пресс-релизе со ссылкой на исполнительного директора комитета Энн Купер. "Это кажется невероятным, но во многих из этих мест журналистам все-таки удается готовить свои репортажи - даже в самых экстремальных условиях и с риском для жизни", - заявила она. 
     Ниже приводится текст пресс-релиза КЗЖ: 
     Нью-Йорк, 3 мая 2002 г. Комитет по защите журналистов отметил Всемирный день свободы прессы, назвав самые опасные места на нашей планете для работы журналистов. Названы 10 районов и стран, где существуют такие опасности и ограничения, которые олицетворяют собой весь диапазон угроз в адрес свободы прессы. 
     Первое место в этом списке занимает Западный берег реки Иордан, где правительство израильского премьера Ариэля Шарона предприняло чрезвычайные усилия для того, чтобы воспрепятствовать освещению журналистами недавних рейдов израильских вооруженных сил. Следующей идет Колумбия, где применение насилия в отношении прессы со стороны всех участвующих в гражданском конфликте группировок, сделали эту страну самым опасным местом для журналистов в Западном полушарии. Опасности сохраняются и в Афганистане, где в конце 2001 г. при выполнении своих служебных обязанностей было убито 8 журналистов, и где правительство США предпринимает меры для ограничения освещения хода войны независимыми журналистами. В списке КЗЖ, в числе самых опасных для журналистов стран фигурируют также Эритрея, Беларусь, Бирма, Зимбабве, Иран, Кыргызстан и Куба. 
     "В этих странах, где свобода прессы является объектом насилия, журналисты подвергаются нападениям, преследованиям со стороны авторитарных режимов, опасностям, создаваемым военными операциями, а также жестким финансовым санкциям, имеющим целью обанкротить независимые издания", - заявила исполнительный директор КЗЖ Энн Купер. 
Самые опасные места в мире для работы журналистов:

Западный берег

     Когда в конце марта израильский премьер-министр Ариэль Шарон начал массированную военную операцию на Западном берегу, израильские силы обороны прибегали к угрозам, запугиванию, а в некоторых случаях к потенциально смертельным методам для того, чтобы воспрепятствовать журналистам освещать эти военные операции. В одном получившем печальную огласку случае израильские солдаты применили шумовые гранаты и резиновые пули против журналистов, собравшихся около резиденции палестинского лидера Ясира Арафата в Рамалле. Израильские солдаты также произвели пять выстрелов боевыми патронами по работающим репортерам, задержали несколько журналистов, конфисковали отснятую пленку и удостоверения прессы у других журналистов и неоднократно атаковали органы радио- и телевещания Палестинской национальной администрации в нарушение установленных международных норм гуманитарного права. Наряду с этим, израильские власти выслали из страны одного иностранного корреспондента и ответили отказом на просьбу палестинских журналистов об аккредитации.
     Палестинские боевики тоже преследовали журналистов, особенно фоторепортеров, которым удавалось делать нелицеприятные снимки. Так, 1 апреля в Вифлееме палестинские боевики заставили репортеров отдать им отснятую пленку, запечатлевшую мертвое тело сотрудничавшего с израильтянами палестинца, который был застрелен ими на автомобильной стоянке.

Колумбия

     За последние 10 лет в Колумбии было убито 29 журналистов. Таким образом, колумбийская пресса заплатила ужасную цену за возможность освещать происходящие в стране события. В прошлом журналисты, по крайней мере, ощущали поддержку населения и правительства, делая свои репортажи о незаконном обороте наркотиков, коррупции и насилии со стороны партизан левацкого толка и правых военизированных групп. Но сегодня, когда атмосфера гражданского конфликта в Колумбии стала более напряженной и все стороны стали более нетерпимо относиться к критике в свой адрес, некоторые политики подливают масла в огонь, обвиняя прессу в необъективности и пристрастности. 
     Левые повстанческие силы заставили замолчать одну из местных радиостанций и, по имеющимся сообщениям, обстреляли из миномета одну из редакций теленовостей. Правые силы, признавшие факт убийства нескольких журналистов, публично обвинили прессу в создании "вредной атмосферы". Лучшие журналисты страны бегут за границу, а другие уходят в подполье. Между тем, главный кандидат на президентский пост Альваро Урибе Велес, которому недавно пришлось отвечать на вопросы о его предположительных контактах с военизированными отрядами и наркодельцами, отметил: "...свободная пресса - это одно, а пресса, обслуживающая подставных лиц и сомнительные сделки - это другое". Президентские выборы в Колумбии назначены на 26 мая.

Афганистан

     В ноябре 2001 г. были убиты 8 журналистов, освещавшие возглавляемую США военную операцию в этой стране. И после ухода "Талибана" Афганистан остается опасным и хаотичным местом. Работе независимых журналистов мешают и действия правительства США. КЗЖ документировал три случая применения силовых методов к журналистам, освещавшим действия американских военных в Афганистане. В одном случае американские солдаты пригрозили, что будут стрелять, когда репортер газеты "Вашингтон пост" пытался сделать репортаж об американском ракетном ударе, жертвами которого предположительно стала группа гражданских лиц на востоке Афганистана. В середине ноября в результате американских бомбардировок было уничтожено кабульское бюро базирующегося в Катаре спутникового телеканала "Аль-Джазира", вещающего на арабском языке. На сегодняшний день официальные представители Пентагона так и не представили доказательств того, что это здание было подвергнуто атаке "как один из известных объектов "Аль-Кайды". 

Эритрея

     Это маленькое государство на берегу Красного моря сегодня выступает в роли самого ретивого в Африке тюремщика журналистов. По крайней мере, 13 журналистов, работавших в этой стране, находятся за решеткой, а с сентября прошлого года в Эритрее запрещена вся частная пресса. Правительство Президента Исайяса Афеворки обвиняет независимых журналистов в "подрыве национального единства", в отсутствии у них правильно оформленных лицензий, а также в уклонении от участия в обязательной программе национальной службы. Правящая партия жестко контролирует государственные СМИ. Но даже в таких условиях власти в середине февраля арестовали трех работников государственных СМИ. Один из них был обвинен в предательстве в связи с тем, что передал запись местной телевизионной программы иностранному дипломату. Правительство Афеворки пропускает мимо ушей постоянно звучащую на международной арене критику в адрес своей политики в сфере прав человека и по-прежнему объявляет критикующих его иностранцев врагами Эритреи.

Беларусь

     Группа решительно настроенных журналистов делает все возможное для освещения происходящих в этой стране событий вопреки усилиям Президента Александра Лукашенко, который защищает свою власть с помощью репрессивных методов в советском стиле. В течение нескольких месяцев накануне вызвавшего неоднозначную реакцию переизбрания Лукашенко на пост Президента в сентябре прошлого года, представители налоговых органов проводили конфискацию оборудования у средств массовой информации, замораживали их банковские счета, а также назначили высокопоставленного чиновника на пост руководителя издательского дома, в котором выходят большинство независимых газет в столице Беларуси - Минске. 
     Между тем, власти практически не продвинулись в расследовании дела об исчезновении телеоператора Дитрия Завацкого, который пропал без вести 7 июня 2000 года. И хотя двое бывших сотрудников белорусских спецслужб были недавно осуждены за похищение Завацкого, его тело так и не было найдено, а прокуратура не предприняла мер для расследования заслуживающих доверие версий о причастности высокопоставленных государственных чиновников к его исчезновению.

Бирма

     Журналисты в Бирме работают в невероятно сложных условиях. Государственные цензоры запрещают публиковать содержательные материалы, а журналисты имеют шанс попасть в тюрьму даже за самое незначительное проявление инакомыслия. Правительство владеет всеми электронными СМИ и контролирует все печатные издания за счет применения изощренных требований к лицензированию. Публичный доступ в Интернет ограничивается небольшим количеством веб-сайтов, которые являются предметом контроля и утверждения со стороны военных властей. Проходившие в течение последних нескольких месяцев секретные переговоры между членами правящей военной хунты и лидером оппозиции Аунг Сан Су Чжи дали многим надежду на грядущие перемены. И хотя в результате этих переговоров на свободу вышло свыше 200 политзаключенных, в том числе и несколько журналистов, они пока не привели к реально ощутимым реформам.

Зимбабве

     Зимбабве - страна, которая в свое время была известна своей активной и в значительной степени независимой прессой, теперь враждебно относится как к местным, так и иностранным журналистам. Только за последние два года правительство Президента Роберта Мугабе задержало свыше 50 журналистов, подвергла пыткам, по крайней мере, двух их них и предъявило свыше тридцати судебных исков в отношении журналистов и средств массовой информации. Сотрудники полиции и проправительственные активисты применяли силу против ряда журналистов, а независимая газета "Дейли ньюс", начиная с 2000 года, трижды становилась объектом взрывов, организованных неустановленными лицами. 
     После событий 11 сентября 2001 г. правительство Мугабе взяло на вооружение выражения Белого дома и стало называть журналистов и других критиков "террористами". Недавно принятые законодательные акты - Закон о доступе к информации и защите конфиденциальности, а также Закон об общественном порядке и безопасности - фактически относят любую критику Мугабе к категории противоправных действий.

Иран

     Несмотря на то, что в Иране существует довольно активная пресса, контролируемые консервативными силами суды в этой стране в течение последних двух лет ведут очень жесткое преследование либеральных газет. Начиная с апреля 2000 г., когда верховный лидер Ирана Аятолла Али Хаменеи выступил с пламенной речью, в которой назвал реформаторски настроенную прессу иностранными агентами, иранские суды закрыли, по крайней мере, 47 изданий, большинство которых поддерживали усилия Президента Мохаммеда Хатами на пути реформ. Десятки журналистов были задержаны, предстали перед судом и понесли наказание на свои публикации. Другие журналисты пытаются опротестовать вынесенные судами приговоры о лишении их свободы или вынуждены платить штрафы и выполнять решения судов об отлучении их от своей профессии. Сегодня, по крайней мере, трое журналистов находятся в заключении в связи со своей профессиональной деятельностью.

Кыргызстан

     Кыргызстан быстро утрачивает свою репутацию "острова демократии" в Центральной Азии. Вдохновившись растущим военным присутствием США в Кыргызстане, Президент Аскар Акаев использует угрозу международного терроризма в качестве повода для подавления политического инакомыслия и притеснения независимых и оппозиционных СМИ. Послушные суды зачастую присуждают немыслимо высокие штрафы по делам о политически мотивированной клевете, которые ставят самые солидные газеты страны на грань банкротства. Государственный издательский дом отказал в предоставлении типографских возможностей ряду газет, выступавших с критикой в адрес Акаева. Наряду с этим власти нашли официальные поводы для прекращения действия лицензий ряда независимых газет.

Куба

     Кубинское правительство ведет целенаправленную работу по искоренению независимой журналистики в стране, но пока не добилось окончательного успеха на этом направлении. Небольшая, но постоянно увеличивающаяся группа журналистов сообщает новости, не приукрашивая их, зачастую диктуя (или отправляя по факсу) свои репортажи зарубежным коллегам по трещащим от статических помех телефонным линиям. Эти репортажи, касающиеся нарушений прав человека, мелкой коррупции и событий повседневной жизни, размещаются в Интернете, а иногда возвращаются на Кубу в виде радиопередач. Журналисты подвергаются постоянным преследованиям, запугиваниям, а иногда и тюремному заключению. Недавно на свободу вышли двое журналистов, однако Бернардо Аревало Падрун, находящийся в заключении с 1997 г., по-прежнему отбывает шестилетний срок за "неуважительные высказывания" в адрес Президента Фиделя Кастро. Он единственный журналист в обеих Америках, который в настоящее время сидит в тюрьме за свою профессиональную деятельность.
 

     Распространено Офисом
     международных информационных программ
     Государственного департамента США
     Веб-сайт: http://usinfo.state.gov

Четверг, 02 Мая, 2002 г.


1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11 
[17.10.11] Обращение по безопасности журналистики - В память о погибших журналистах

[17.12.10] Обращение представителей гражданского общества по «Пятому каналу»

[27.09.10] Обращение журналистов в связи с давлением узбекских властей на журналистов этой страны

[02.09.10] Обращение медиа-организаций Кыргызстана по делу Улугбека Абдусаламова

[04.05.10] Заявление о положении средств массовой информации в Кыргызской Республике

[26.04.10] Медиа организации обращаются к СМИ Кыргызстана с просьбой соблюдать Этический кодекс журналиста

[15.04.10] Обращение медиа организаций к Временному правительству КР

[14.04.10] Обращаемся к представителям CМИ

[13.03.10] Заявление медиа организаций Кыргызстана по поводу ограничения доступа к информации в стране

[29.01.10] Обращение к журналистам и СМИ

БИЗНЕС-НОВОСТИ
[28.12.17] Открытие расчетного счета: этапы

[29.09.17] Комфортный онлайн-портал покупки авиабилетов

[20.07.16] Если я ищу работу в Алчевске, то делаю так

[13.01.16] Преимущества путешествий авиатранспортом

[10.04.15] Увидел свет новый японский автомобиль Datsun mi-DO

[19.12.14] В Питере заработала выставка восковых кукол

[25.11.14] Что посетить в Петрозаводске: фестиваль, ледяные скульптуры, достопримечательности

[04.09.14] Эффективный снос зданий – прерогатива профессионалов

[25.07.14] Массажные салоны для мужчин и их особенности

[27.11.13] Вновь об Евразийстве

dem
Кыргыз маданият борбору
НАВЕРХ
Проект "Защита демократических принципов свободы слова в странах Центральной Азии"
E-mail: monitor@elcat.kg